Реформация на Пастера

К 200-летию основания Евангелическо-Реформатской общины Одессы.

I. Как это начиналось
Реформированные христианские церкви всего мира известны под именем реформатских либо пресвитерианских, в зависимости от того, были ли они исторически связаны с Шотландией или с континентальной Европой. Они придерживаются одной доктрины, имеют одинаковую форму управления, хотя могут называться по-разному: в Швейцарии, Голландии и Германии они именуются реформатскими, в Англии и Шотландии — пресвитерианскими, во Франции — гугенотскими и т.д. Кроме того, повсеместно существуют объединения реформатских и пресвитерианских церквей, например, Объединение Евангельских Реформатских церквей Украины, Североамериканский Совет Пресвитерианских и Реформатских церквей, Международный Совет реформированных церквей и другие.
Реформатская вера обрела свое пристанище и в Украине. Из «Истории реформирован-ной церкви в России» (издательство Рудольфа Вессера, 1865 г.) известно, что в период с 1570 по 1596 гг. «отмечается около 100 протестантских общин на украинской зем-ле». В 19-м веке было зарегистрировано множество реформатских церквей, в т. ч. в Херсоне и Одессе. Реформатская церковь пришла в Украину не только с Запада, но и зародилась естественным образом внутри восточной церкви: знаменитый патриарх Кирилл I Лукарий опубликовал в 1629 «Восточное исповедание христианской веры», т.н. первый «Реформированный Катехизис».
Что касается нашего города, то евангелическо-реформатская община в Одессе начала свое существование уже в первые годы ее строительства. Ведь тогда значительную часть населения Одессы, как известно, составляли французы, эмигрировавшие со своей родины в связи с революцией. А среди них были не только католики, но и последователи «женевского папы» Кальвина, т.е. протестанты, или евангелисты-реформаторы.
Кроме того, ровно 200 лет назад в Благословенное Лето Господне 1803-е в Дубоссарский карантин прибыл первый транспорт с немецкими переселенцами. Это была первая волна исхода из тогдашней лоскутной Германии. Они покидали землю предков, свой любимый «фатерланд», и двигались в необъятную ширь пустынных степей загадочной Новороссии. Не раз и не два на своем тяжелом пути они обсуждали Манифест молодого русского царя Александра, гарантировавший им в новой земле обетованной свободу веры, освобождение от воинских и гражданских повинностей. Не раз и не два, теряя в дороге своих близких, отчаявшись в своем выборе, они извлекали из нехитрого скарба Библию, открывали Книгу Исход, где снова и снова Моисей вел народ из египетского рабства вечным путем надежды.
Первые переселенцы достигли своей земли Ханаанской. Они нашли здесь то, что называлось тогда Одессой: бывшая ту¬рецкая деревушка, чуждая речь, бесконечные проблемы и трудности. Там, в покинутом ими мире, остались мощеные города, где в нарядных кирхах вели службу добрые пасторы. Вера была духовным стержнем их жизни. Но вера немыслима без церкви. И вот, наш великий, дальновидный герцог де Ришелье, уже в сентябре того же 1803 года обратился в Министерство внутренних дел с прошением о назначении священников для новых одесситов. В 1804 году была основана лютеранская колония-община во главе с пастором, к которой и примкнули первые реформаты.
Правда, как пишет исследователь истории реформатской церкви Герман Дальтон:
«Это был не лучший способ сохранить реформационное самосознание. Вот почему 30 мая 1842 года некоторые прихожане лютеранской церкви — 31 человек — выделились в новую общину». На первых порах у общины не было своего молитвенного дома, и она вынуждена была снимать частное помещение. Вскоре это помещение перестало вмещать всех желающих, особенно во время служений, проводимых знаменитым пастором из Страсбурга Иосифом Францем Лобштайном, на которые стремились попасть представители всех конфессий. Быстро начало возрастать и число новых приверженцев реформатской веры, и к середине прошлого столетия в Одессе их насчитывалось уже более полутысячи.
Почему же в те первые времена, когда на вес золота ценилась каждая пара рабочих рук, был столь востребован обходившийся недешево своей общине и пастор? Ведь слово проповедника — это не труд булочника, портного, плотника, сапожника, пивовара, шляпника, ювелира, купца и других его слушателей? Но, когда этот новый пастор начинал говорить, смягчались суровые души первопроходцев, отпускала неутолимая жажда наживы, отступали, казалось бы, неизбывные беды и горе.
И возрастал между морем и степью невиданный красавец — город, южная столица Империи, и цвели роскошные сады, и уходили во все концы света корабли с пшеницей, мукой, мебелью, шляпами, пробкой, — всего и не счесть, и учреждались в Одессе народные школы, первоклассные больницы, благоустроенные странноприимные дома.
Община начала всерьез задумываться о строительстве собственного храма. Начался сбор средств в России и за ее пределами. К сожалению, 1848 и 1849 годы не оправдали надежд прихожан. Западной Европе было не до просьб маленького одинокого прихода, и на помощь в строительстве церкви рассчитывать не приходилось. Тем сильнее стало стремление общины самостоятельно преодолеть все трудности.
В 1850-м году император Николай I предоставил реформатам подходящее место в центре города — на углу улиц Преображенской и Херсонской, и сразу же после этого община с воодушевлением принялась обдумывать проект и добывать все необходимое для строительства. А 13 июня 1851 года члены общины заложили первый камень в фундамент молитвенного дома — строительство всей церкви им было пока не по плечу. Поэтому участок, примыкавший к улице, был оставлен свободным до лучших времен, а в глубине двора было возведено здание, нижние помещения которого отводились под школу и библиотеку, а наверху было достаточно места для прекрасного, хотя и простого, молитвенного зала.
11 ноября 1851 года молитвенный зал был освящен, а вскоре в нем появился небольшой орган. В 1859 году двор был огорожен забором.
Но через некоторое время и этого здания стало недостаточно для все возрастающей реформатской общины. И вот 30 апреля 1895 года последовала закладка нового здания, того самого, которым мы любуемся и поныне. План его был составлен известным петербургским архитектором, академиком В. Шретером. Строительство же осуществлял инженер Х. Скведер под наблюдением архитектора А. Бернардацци.
Новый храм представлял собой трехэтажное здание: на первом этапе находились машины для парового отопления, на втором — квартира пастора, а на третьем — непосредственно молитвенный зал. В 1896 году храм был построен, а в 1900 году -окончательно отделан и освящен.
Новая постройка производилась на средства особого фонда, который с 1890 года начала собирать община по инициативе пастора Е. И. Корнмана. История сохранила имена тех, кто внес значительный вклад в создание этого архитектурного шедевра Одессы и в процветание Южной Пальмиры: это семейство Е. И. Шульц, барон Э. Мас со своей супругой, прусский консул И. Л. Бок, инженер Э. Ринк-Вагнер, статский советник Ю. Гильберер, доктор медицины Н. Кефер и его коллега А. Кнери и многие другие.
И мы будем помнить эти имена, потому что это — наши земляки, соотечественники, те, кто создавал величие нашего города, способствовал росту его благосостояния и духовного процветания. Они все были истинными одесситами, хотя, как свидетельствуют исторические источники, членами реформатской общины в Одессе были люди разных национальностей, русские, украинцы, австрийцы, немцы, англичане, швейцарцы, французы. Прихожан этой Церкви в дореволюционной Одессе узнавали и признавали «по плодам их». В самом здании Церкви был приют для безработных гувернанток и бонн. Совместно с лютеранской общиной была построена и содержалась евангелическая городская больница на 150 коек (ул. Белинского, 11), нынешняя туберкулезная больница. В память барона А. Е. Маса его наследники выстроили двухэтажный ночлежный при-ют на 725 человек (ул. Старопортофранковская). А сам барон завещал 15000 рублей на окончание строительства сиротского приюта. Таковы лишь наиболее значительные дела одесских реформатов прежних дней.
Так жила реформатская церковь в Одессе до 1917 года. В советское же время храм был закрыт, а само здание по проекту архитектора А. Минкуса было перестроено в кукольный театр. Безжалостные времена, казалось бы, навеки разбросали и растоптали и людей и их веру, стерев саму память о них, как стерты надписи на фронтонах зданий.
Нам, живущим в годы советской власти, казалось, что это — навсегда. Рассказы бабушек, помнивших еще «мирное время», о том, что «здесь была когда-то церковь, — воспринимались как предания старины глубокой.
Но оказалось, что у Истории всегда бывает продолжение…

II. И все-таки реформаты выжили…
Жизнь шла своим чередом: сменялись руководители страны, менялись политические и денежные курсы, проходили реформы и, наконец, в 90-х годах нынешнего столетия в самой безбожной стране народу было разрешено вернуться к своим духовным истокам и даже возродить то, что казалось погибшим и затерянным навсегда.
И тут-то оказалось, что в Украине живет и здравствует 86-летний приверженец реформатского вероисповедания пастор Филимон Семенюк, благополучно переживший преследования в годы советского режима. Именно он и его коллеги 12 апреля 1992 года заново зарегистрировали Украинскую Евангельскую Реформатскую церковь на территории Украины (в городах Ровно и Степан). А за ними последовали новые приверженцы реформатского вероучения, и в разных городах Украины начали возрождаться общины.
Вот и в Одессе благодаря миссионерской работе братьев из Америки и поддержке Филимона Семенюка и его коллег удалось реанимировать утерянную было конфессию. В мае 1996 года словно отворилось наглухо заколоченное окно истории, — была зарегистрирована Евангелистско-Пресвитерианская (читай: Реформатская) Церковь г. Одессы.
Поначалу ее прихожане не претендовали на упомянутое здание, поскольку духовной целью возрождения церкви было восстановление реформированной веры. Но найти место для собраний и богослужений, пусть немногочисленной, но постепенно увеличивающейся общины, оказалось делом нелегким. В первую очередь, из-за правительственного постановления, запрещающего гражданам использовать общественные здания для религиозных целей. И тогда руководители ЕПЦО обратились к городским властям с просьбой вернуть исторически принадлежащее здание для восстановления храма. Отказа не последовало, но и движения вперед не произошло: в помещении давно и прочно обосновались театральные деятели. И тогда община вынужденно обратилась в судебные инстанции.
Справедливость восторжествовала: Евангельской Пресвитерианской церкви по решению суда передано в собственность здание по ул. Пастера, 62, в прошлом принадлежавшее Одесской евангелическо-реформаторской общине. Собственно, ничего сверхъестественного не произошло. Согласно Указу и Распоряжению Президента Украины «О мероприятиях по возвращению религиозным организациям культового имущества» (от 1992 и 1994 гг. соответственно) многие церкви и общины уже тогда получили в свое распоряжение некогда отобранные помещения, реставрировали их и использовали для богослужений. И только реформаторская церковь все еще не могла распахнуть двери своего храма — одного из красивейших зданий нашего города, где долгое время располагался кукольный театр, да и часть помещений занимало Одесское отделение Союза театральных деятелей Украины. Большая же часть здания продолжала ветшать и разрушаться.
И вот, они, новообращенные кальвинисты, впервые вошли в это печальное здание на Пастера. Покинутый кукольный театр, словно разоренный напоследок Бармалеем, обрывки нелепых декораций, отрубленная голова дракона, трещины на стенах и «мерзость запустения» среди мертвых кукол.
И чудом Провидения — на чердаке, под прохудившейся кровлей, терпеливо ждал, все эти долгие годы, — крест! Старый добрый реформатский крест, сбитый когда-то с маленькой колокольни. Крест, заключенный в круг. Круг вечности, круг возвращения!
Начались труды и дни новой старой церкви. Богослужения шли под строительными лесами. Реформаты разных стран мира и, особенно, американцы внесли посильную лепту молитвами, средствами и потом лица своего.
Посмотрите на Церковь на Пастера сегодня! Поднимитесь по ее широкой мраморной лестнице под высокие своды и взгляды чудесных витражей.
Здесь живет действенная вера прежних и новых одесских реформатов…

III. Церковь — это не здание…
Но пока шла реставрация, и в храме не могли собраться члены общины, жизнь не останавливалась. Реформатское служение постепенно набирает обороты, привлекая в свои ряды всё новых и новых членов. Сегодня большинство прихожан ЕПЦО — не немцы, французы и австрийцы, а украинцы, русские, молдаване, поляки, коренные и некоренные одесситы, и достатка они не самого высокого. О них уже не написал бы Ю. Сандомирский в «Южно-Русском альманахе»: «Члены общины преимущественно принадлежат к состоятельным классам местного населения. Бедных у общины мало».
Но, тем не менее, именно через ЕПЦО сегодня оказывается немалая гуманитарная по-мощь, и не только прихожанам, но и другим горожанам. Так, члены общины посещают и оказывают помощь детям. В общине много молодёжи: учеников старших классов, студентов, молодых специалистов. Нередко именно они приводят в церковь своих родителей.
Собираясь вместе молодежь обсуждает различные темы и со своими неверующими друзьями или христианами с других церквей. Обсуждают то, что волнует: есть ли жизнь после смерти? кто создал мир — Бог или эволюция? что такое альтруизм сегодня? темы половых отношений и абортов и т. д. — то есть, всё то, что способствует формированию мировоззрения молодого человека, заставляет его задуматься над смыслом своей жизни и искать ответы на насущные вопросы.
А вот ещё одна сторона деятельности молодых пресвитериан: помощь и общение с детьми, проживающими в школах-интернатах. В основном это дети — сироты и дети из неблагополучных семей. Государство выделяет ничтожно малые суммы на содержание этих детей. Основные проблемы руководство интерната должно решать самостоятельно: ремонт помещений, обеспечение одеждой, канцтоварами, туалетными принадлежностями и т. д. К тому же, преподаватели по сути заменяют детям родителей, и на каждого из них приходится по 30 человек. Это чрезвычайно сложно, но, тем не менее, им удаётся справляться со всеми делами и строить отношения с детьми на основе понимания, взаимопомощи и уважения.
И вот молодые ребята из ЕПЦО еженедельно начали ездить в интернат, привозя новые знания, навыки, доброе отношение, иногда — подарки и гуманитарную помощь.
С тех пор каждый вторник для малышей их 1-х — 4-х классов проводятся занятия по принципу воскресной школы с обязательным уроком английского языка на основе Библии и песней по теме, что позволяет детям раскрепоститься и слегка подвигаться. На уроках используются подручные материалы, которые помогают активно участвовать в уроках всем детям. По возможности ребята из общины привозят с собой телевизор, чтобы показывать мультфильмы из серии «Суперкнига». А 13-14-летние собираются в малые группы для обсуждения различных тем. Они разучивают песни, ставят и разыгрывают сценки, участвуют в разнообразных играх. Многие из них начинают приезжать на богослужение в ЕПЦО, участвуют в летнем лагере.
И это лишь малая часть того, чем живёт Евангельская Пресвитерианская церковь Одессы, какую помощь оказывает она жителям нашего города. Можно было бы рас-сказать ещё о группе милосердия, о том, как помогают тем, кто нуждается в серьёзном лечении или операции, но не имеет на это денег, детям из туберкулёзного санатория, беспомощным одиноким старикам и инвалидам… Но такая благотворительность возможна лишь при условии, что все члены церкви трудятся с усердием и вносят свой посильный вклад в общее дело. И такая деятельность идёт на пользу не только церкви, но и всему обществу.
Улица Пастера, 62 — лишь малый уголок широкого Божьего Царства и Церкви Иисуса Христа. И это — один из примеров того, что в любимой Одессе возрождаются Церкви, возрождаются души людские. Жив наш Бог! И мы вновь идем вечным путем надежды!